Архитектура.Дизайн.


про Бухару словами

18.04.11


Старый Город серый, пыльный, почти бесцветный. Но стоит поднять голову и бирюза куполов на фоне синевы неба, сияющая голубизна и лазурь мозаики заставляет забыть о Времени искажая Пространство. 

Кажется не бывает в природе такого цвета, как у этой мозаики, кажется что руки человека не способны сотворить подобного чуда. 

Секрет цвета хранится веками и передается из поколения в поколение, для того, чтобы простые люди непричастные к этому таинству, смогли оглянуться и восторженно замереть.


 

Про Бухару

Время на Востоке тянется иначе, без непременной спешки мегаполиса, его плавное течение, как река: тянет, но не затягивает; ведет, но оставляет возможность остановиться и, сделав глубокий вдох, ощутить терпкий и сладкий запах специй, роз, солнцем нагретого камня, свежего хлеба и горячего песка. Бухара – город в котором не нужно спешить иначе рискуешь пропустить, не заметить, не уловить чего-то самого важного, красоты не видимой на поверхности, тянущейся по трещинкам деревянных ворот изъеденных временем, оставившего свой тончайший след на высоких каменных ступенях многочисленных медресе.

Время на Востоке как рукотканый шелк: тонкое, невесомое, неуловимо-нежное, легко проходящее сквозь тоненькое колечко с девичьего пальца. Как звучание домры: умелые руки ласково извлекают из нее тонкую мелодию, но в цепких пальцах торопливого жителя мегаполиса домра не звучит, а только тяжело охает и надрывно дребезжит.

Время тянется, но не стоит на месте. Так бухарская лепешка по преданию дождется сына из армии и не зачерствеет, но чтобы она появилась на столе, нужно оказаться на базаре не намного позже первых лучей солнца. Свежий горячий хлеб невозможно даже разломить не обжегшись - нет ничего вкуснее этой лепешки с хрустящей корочкой и невообразимо мягкой, нежной серединой.

Время на востоке многообразно, как орнаменты бухарской вышивки, как искусная резьба по дереву и металлу. Три месяца терпеливые вышивальщицы создают сюзани – расшитое плотными шелковыми стежками покрывало, воистину царский свадебный подарок, и достаточно одного мгновения чтобы влюбиться в эти шелковые переливы и, немного поторговавшись с Рахмоном – хозяином лавки, увезти домой это творение бухарских мастеров, чтобы даже зимой ощущать тепло исходящее от узбекского шелка.

Порой даже начинает казаться, что время не властно над городом. Старинные ковры разлеглись на древнем полу мечети выстроенной в XVI веке, превращенной в Музей Ковров в веке ХХ. Но средняя часть ее фундамента датируется VIII, а самый глубокий слой – IV веком нашей эры. И так трудно представить, что больше полутора тысяч лет назад, такие же как я люди возводили храмы, ткали шелк и хлопок, пекли хлеб, сражались с завоевателями посягающими на их дом, на их, а теперь и мой, любимый город.




В этом городе невозможно не пожалеть о том, что не изобрели еще способа запечатлеть все ощущения одновременно: тепло утреннего солнца, нежность ветра и переливчатого шелка, дурманящие запахи специй, табака, пыли и нагретой керамики. Разнообразие синевы, бирюзы и лазури - в небе, в мозаике, в изделиях бухарских ремесленников. Запомнить разом все. Остановить и закупорить время. Открывать его только избранным, самым близким, чтобы показать им эту восточную сказку, так полюбившийся мне город, самое волшебное из моих настроений.


фото,текст:Вера Володина





Рубрики: Бухара